Ярцевский футбол забудем мы не скоро

Ярцевский футбол забудем мы не скоро

Ушел из жизни замечательный футболист и тренер

Футболист с уникальной судьбой, заигравший на высшем уровне только к тридцати годам, благодаря Бескову, Георгий Ярцев был настоящим спартаковцем по духу как игрок и как тренер. «МК» вспоминает замечательного человека и футболиста.

Фото: Геннадий Черкасов

Иногда кажется, что жизнь испытывает нас на прочность. Проверяет, способны ли мы продолжать дышать и думать. Узнав, что от нас ушел Георгий Александрович, на какой-то момент дыхание пропало. Горько и больно.

Он всю жизнь был настоящим бойцом. Твердым и упертым. И всегда в конечном итоге своего добивался.

Обидно, как поздно мы про него узнали. Но всему есть свое время и место. И если футбольный бог решил, что Бесков должен увидеть игру Ярцева, когда тому было уже под тридцать, то, значит, так быть и должно. Потому что иначе это был бы другой Георгий Александрович.

Удивительно, сколько многое он успевал делать в такие короткие сроки. Три сезона в «Спартаке» московском хватило, чтобы Ярцев стал не просто знаменитостью – знаменитостей в футболе и без него тогда хватало, а частью истории спорта нашей страны.

И чемпионом СССР он успел стать. Даже завидно бывало, как много счастья досталось болельщикам смоленской «Искры» и костромского, родного для него «Спартака». Видевшим своими глазами, как рос, мужал и раскрывался талант Ярцева.

Поразительно, как ему удавалось кратко и емко уже в бытность тренером формулировать свои мысли. Точно так же, как забивать голы с подачи Юрия Гаврилова. Ярцев словами не сорил и в карман за ними не лез. И если нужно было сказать честно и прямо, что он считает нужным, то так и было. Прямо в глаза.

У каждого из нас своя сборная. У кого-то сборная с творящим чудеса Акинфеевым. У кого-то с забивающим и салютующим Дзюбой. Кто-то помнит пятерку Саленко и спартаковскую основу середины девяностых. У меня это сборная Евсеева, кричащего в камеру свое знаменитое словосочетание. Именно так, назло всем и до последней частички силы и играл Ярцев. Поэтому и сборная у него была такая.

Да и Романцевский «Спартак» без Ярцева был бы невозможен. Потому что никому не под силам свернуть такую махину в одиночку и штамповать чемпионства на классе и по заслугам.

А еще Ярцев был настоящим спартаковцем. Не только потому, что почти всю жизнь посвятил красно-белым цветам. Но еще и потому, что успел побывать главным тренером «Динамо», чуть-чуть не выиграв Кубок России в 1999 году.

Последний раз мы все видели Георгия Александровича совсем недавно – когда он вместе с Романцевым сидел на тренерской скамейке в матче ветеранов «Спартака» и «Зенита» перед Суперкубком -2022 в Санкт-Петербурге. Ярцев как всегда был немногословен, сосредоточен и весь в игре.

На самом деле вся эта неприступность всегда была только внешней частью его личности. Потому что у него был один из самых добрых и мудрых взглядов в нашем футболе. С прищуром.

«Принимаю жизнь, какая она есть. Иногда не хочется, но надо куда-то ехать, с кем-то разговаривать — и себя пересиливаю. На подъем, как обычно, легок. Бесков и Старостин, которые трудились до глубокой старости, для меня пример. Ни спокойствия, ни тишины мне не хочется», — сказал как-то в одном из своих интервью Ярцев. Поэтому и тишина после его ухода такая звенящая.

В день смерти Ярцева стартовал очередной, 31-й чемпионат России. Видимо, так тоже было надо, так тоже правильно.

 

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *