Слепит ли власть из Навального русского Нельсона Манделу?

Слепит ли власть из Навального русского Нельсона Манделу?

Слепит ли власть из Навального русского Нельсона Манделу?

На фото: Алексей Навальный (Фото:
Пресс-служба Мосгорсуда/ТАСС)

Ситуация вокруг Алексея Навального, отбывающего срок в колонии во Владимирской области, не ведет к героизации его образа. Такое мнение высказал РИА Новости официальный представитель Кремля Дмитрий Песков.

Песков также назвал абсурдными санкционные намерения Запада в связи с «одним из российских заключенных».

По словам политического аналитика Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгения Валяева, Навальный не вчера появился в российской политике, чтобы его так скоро забыла аудитория.

— Когда 18 июля 2013 года Ленинский суд Кирова приговорил Навального к пяти годам колонии общего режима, то уже тогда на протестную акцию в Москве вышло несколько тысяч человек. Та акция, кстати, была несанкционированной: люди перекрывали движение в центре Москвы и скандировали лозунги, выражая свой протест. Тогда произошло совсем немного задержаний, не было никаких уголовных дел, никто не пострадал. Это доказывает, что законодательство, регулирующее проведение политических акций, должно быть максимально мягким и гуманным — это формирует более здоровую атмосферу в обществе. Никакой реальной общественной опасности у таких протестных акций нет, людям нужно давать возможность реализовывать 31 статью конституции.

С 2013 года Алексей Навальный только набирал популярность. Мэрская избирательная кампания, первые антикоррупционные расследования, суды в ЕСПЧ, инвест-активизм — у Алексея Навального большой политический бэкграунд. Навальный до определенного момента оставался нишевым политиком, так как у него не было выхода на большую аудиторию из-за существующей телевизионной монополии. Эту ситуацию изменило возрастающее число активных интернет-пользователей. Навальный стал одним из первых политиков, который сделал стратегическую ставку на ютьюб. Это произошло в те годы, когда на этом видеохостинге была очень молодая аудитория, а уровень контента был примитивным, поэтому к этой площадке многие относились несерьезно.

Навальный становился по версии разных изданий персоной года и политиком года, его активность отмечал журнал Time. И что особенно важно, Навальный уже давно выходит в число самых узнаваемых политиков в России, даже не имея выхода на телеэкраны. Он стал первым человеком в России, который стал федеральным политиком без помощи телевидения. В противовес этому можно сказать, что Владимир Путин полностью был сформирован именно за счет телевизионной картинки. К интернет-аудитории действующий президент никогда по сути и не обращался.

Акции протеста, связанные с Навальным, в этом году будут проходить в большинстве регионов России. Навальный еще недавно был одним из лидеров оппозиции, а сейчас стал и однозначным лидером и её символом — и это произошло не без помощи Кремля. История с отравлением, последующее давление на политические структуры Навального — все эти шаги происходят не кулуарно, а на виду у огромной многомилионной аудитории. «Дворцовое» видео повысило узнаваемость Навального, теперь за его судьбой следит очень много людей.

Власти назначили Навальному и его окружению режим нулевой терпимости. Для этого было расширено антиэкстремистское законодательство, с помощью которого в России оказывают давление на политических активистов. Был принят закон об иностранных агентах, который понимается настолько вольно, что этот ярлык стал отметкой для любых оппозиционеров в России. Власти ожидали, что отметка инагента станет отталкивать людей от оппозиции, ведь по телевизору каждый день идет патриотическая пропаганда, активно формирующая образ врага из иностранцев. Тут просчет состоит в том, что ярлык иностранного агента может оттолкнуть от Навального именно телевизионную аудиторию, которая и без этого не поддерживала политика.
Процесс героизации Навального еще не закончился. Если здоровье политика в заключении будет ухудшаться, то его популярность будет только возрастать. А все эти истории, что Навальному в тюрьме не дают спать и не оказывают медицинскую помощь будут только подогревать будущие протесты. Кремлю было бы выгодно, чтобы у Навального были максимально мягкие тюремные условия, чтобы с его здоровьем ничего не произошло — после истории с отравлением будет сложно оправдываться, если Навальному станет хуже.

«СП»: — Получится ли из него новый Нельсон Мандела, который, кстати, сидел вполне справедливо — за терроризм и убийство?

— Сравнивать Навального с Манделой или другими историческими персонажами, которые прошли через тюрьму, не имеет большого смысла. Нынешняя ситуация уникальна именно из-за новой информационной действительности, которую, очень вероятно, не совсем верно оценивают российские власти. Навальный уже стал тефлоновым политиком, его репутации ничего не угрожает. Уголовные дела, обвинения в связях с иностранными разведками — власти использовали уже все приемы, чтобы понизить его популярность. Навальный стал одним из самых важных политических факторов в стране. Он одним своим словом может в любом регионе России сделать из человека, который еще вчера был никому не известен, лидера местной оппозиции.
Если недавно против оппозиции работали точечно, то в последнее время набирает скорость маховик репрессий против любых несогласных — людей лишают свободы за выдуманные правонарушения, лишают права идти на выборы. Это очень опасный процесс, который никогда не заканчивается гражданским миром. Этот процесс будет только сильнее раскалывать общество, уровень недоверия к власти будет возрастать. Это мы видим даже на кампании вакцинации, которая в России проходит очень слабо — у людей нет доверия к государственным институтам, поэтому люди не стремятся делать прививку, хотят соблюдать максимальную дистанцию с государством.

— Посадка человека в тюрьму за его политическую деятельность всегда добавляет определенной популярности, — считает бывший политзаключенный, координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов. — В России эти настроения особенно сильны, поэтому героизация политзаключенного всегда возможна. К Навальному, конечно, можно применить этот термин, потому, что в целом, конечно, его преследуют за его политическую деятельность, нравится она кому-то или не нравится, патриотическая она или антипатриотическая, но он и его сторонники ставит задачу убрать Владимира Путина от власти, заменить на кого-то другого. Да, они действуют в тесной связи с Западом, и это многим у нас не нравится. Тем не менее, у него немало сторонников. Поэтому, как всегда, тут все надо диалектически рассматривать. В целом посадка в определенной степени добавляет героизации. Тут вопрос, как долго в итоге продлится его изоляция, насколько активно будут вести себя его сторонники, выйдут ли за это время на первый план другие люди в либеральной оппозиции, как будет себя вести себя власть, поэтому сейчас, конечно, сложно загадывать наперед. Та часть сторонников, которая активно проявляла себя в последнее время, конечно, эту тему будет пытаться отыгрывать и дальше требовать освобождения Навального. Определенное внимание к этой проблеме будет, тем более, и западные страны западные структуры будут подогревать информационно, и наши все либеральные СМИ, которых полно в России, тоже будут этому уделять внимание.

Если Навальному удастся достаточно быстро выйти на свободу — или по здоровью, сейчас уже эта тема начинает звучать, что у него ухудшается здоровье, или по УДО, или в конце концов чисто теоретически и помилование президента тоже возможно — то, конечно, ещё свежи будут воспоминания о его пребывании на свободе, тогда, наверное, ему удастся максимум политическая очков из этого извлечь. Если же его изоляция затянется, а нельзя исключать попыток предъявить ему другие обвинения по другим каким-то делам, то, конечно, постепенно он будет забываться, будут другие люди выходить на первый план, свято место пусто не бывает, это мы увидим в ближайшие, я думаю, месяцы.

—  Стал ли ещё один антипутинский «сиделец» — Ходорковский — народным героем в России? — вопрошает доцент кафедры философии, социологии и культурологии Уральского государственного педагогического университета Андрей Коряковцев. — Нет, не стал. Почему станет Навальный? Это очень непонятная для народа политическая фигура и ее героизация в народном сознании исключена.

«СП»: — А для кого он реально герой? Эти люди вообще понимают, за кем идут? Ведь у него по сути нет никакой идеи, кроме борьбы с коррупцией… никакой политической программы…

— За Навальным идёт немногочисленная паства либеральной партии, контролирующей существенный сегмент российской власти — СМИ, образование и управление культурой. Вот для этой паствы Навальный — герой. Но это не имеет никакого отношения к сознанию трудящихся, в основном это мелкобуржуазные круги.

«СП»: — Что власть может сделать, чтобы его образ не стал героическим, а оставался образом обычного уголовного сидельца? Или отсидка только поможет его имиджу?

— Проект «Навальный» заморожен и будет активирован через два с половиной года.
Лично мне показалось, что следствие старательно выжимало из дела именно эту цифру. Могли бы дать больше. Могли бы меньше. Но получилось именно так — аккурат под президентскую компанию. Возможно, я ошибаюсь и все произошло «само собой», но факт остается фактом: 2,5 года колонии. Что дальше?

Бывший «Берлинский пациент» выйдет и как обладатель высокой манны «мученика режима» может возглавить «протест». Его жена вернется из эмиграции и начнет борьбу за президентский пост. Им удастся собрать митинги светлооких дев и романтических юношей (в том числе и оставшихся таковыми в душе).

А потом все это высоконравственное кипение-бурление будет слито наподобие недавних «фонариков» Волкова. Произойдет ли это в результате закулисных переговоров с властями или без оных — не суть. Ибо цель «вождей протеста» не в том, чтобы победить. Словом, не произойдет ничего. Но крику будет много. Да только повторение в течение многих лет слов о том, что «власть в панике», а «Путин в бункере» будет полным идиотизмом.

Хотя это уже выглядит именно так.

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *