Из Европы в Чечню: мать семь лет не может вернуть детей

Из Европы в Чечню: мать семь лет не может вернуть детей

 

  • Семь лет вместо выходных
  • «Ты обратилась в полицию, что ты теперь хочешь»
  • «Жизнью детей не интересуется»
  • Живут как в детдоме
  • «Я за них билась»

© Фото : из личного архива Ольги МарковойЧитать ria.ru в В 2014-м бывший муж Ольги Марковой тайно вывез детей из Австрии в Чечню. Там суд заочно лишил мать родительских прав. Все эти годы она пытается вернуть сыновей и уже почти потеряла надежду на это. Семь лет вместо выходных Тот августовский день 2014-го Ольга Маркова вспоминает с ужасом. Бывший муж забрал двухлетнего Ильяса и четырехлетнего Ясина на выходные, но не привез обратно и перестал отвечать на звонки. С тех пор детей она не видела.

С Саидом Хасаном Магомадовым Ольга познакомилась в 2009-м в Вене, куда приехала учиться в университете. Родом из Чечни, он пытался получить статус беженца. Пока девушка оформляла документы для поступления, закрутилась любовь.

"Мы не расписывались официально, но заключили религиозный брак — никах, — вспоминает Маркова в разговоре с РИА Новости. — Я приняла ислам, стала носить хиджаб".

Вскоре у пары родился первенец. Учиться с младенцем на руках сложно, и Ольга бросила университет. В 2011-м семья перебралась на запад страны, в город Брегенц — Саид нашел там работу. Через несколько месяцев приехали мама и две сестры Магомадова, которые тоже хотели получить статус беженцев. Все вместе поселились в двухкомнатной квартире.

«Начались разногласия, — рассказывает Маркова. — От меня требовали соблюдения традиций. Вплоть до того, что мужу нельзя называть жену по имени при других людях. Магомадов мне кричал: «Эй, ты!» Меня это не устраивало».

29 января, 08:00Как власти Испании отобрали у россиянки новорожденного ребенкаВ 2012-м у пары родился второй сын. Взгляды на воспитание не совпадали, и в итоге решили жить отдельно.

"Чеченцы растят детей в строгости. У них не принято проявлять любовь к ребенку. Если плачет — он тряпка. Мне это непонятно", — объясняет Маркова.

Вскоре Магомадов уехал на родину, где женился во второй раз — на местной, как хотели родственники. Уже с новой супругой вернулся в Австрию и поселился недалеко от Ольги. Общался с сыновьями, регулярно водил их на прогулки. Мать не возражала. «Ты обратилась в полицию, что ты теперь хочешь»Так и не дождавшись сыновей после очередных выходных с отцом, Маркова стала обзванивать родственников.

«Набрала его сестре. Она начала с фразы: «Ты только не беспокойся…» Я сразу все поняла. Не дослушала — положила трубку и связалась с полицией». По горячим следам Магомадова с детьми не нашли.

"Первые дни я была в коматозе, — признается Маркова. — До сих пор помню то странное состояние: кажется, что все это — глупое недоразумение. Бывало, подскакивала посреди ночи и звонила папе Магомадова. Плакала: "Пожалуйста, пусть он вернет мальчиков". Тот отвечал: "Ты обратилась в полицию, что ты теперь хочешь".

Ольга потеряла детские пособия и жилье: она еще была в декрете, не работала, платить за квартиру не могла. Полгода жила в социальном доме вместе с женщинами, пострадавшими от домашнего насилия. Потом еще девять месяцев — в приюте для бездомных.»Жизнью детей не интересуется»После исчезновения сыновей австрийский суд временно лишил Магомадова родительских прав. Местная прокуратура предъявила обвинение в похищении, однако на судебные заседания отец не явился. Судья выдал ордер на его арест, но он успел сбежать и каким-то образом переправил в Чечню и детей.

Следующие пять лет Маркова писала обращения, в том числе главе республики, в МВД и прокуратуру Чечни. Просила «разобраться в совершенном преступлении» и вернуть сыновей, прикладывала австрийские ордера. По ее словам, приходили отписки. Несколько раз ее запросы просто игнорировали. Она считает, что местные чиновники не видели нарушений, поскольку убеждены: дети должны жить в семье отца. Спустя пять лет Ольга узнала, что в России ее лишили родительских прав. Это следовало из ответа прокуратуры Чечни на очередное обращение.

7 октября 2019, 08:00Специальный репортаж»У меня нет мамы». Почему женщины на Кавказе годами не видят своих детейСуд установил, что с января 2013 года мальчики проживают с отцом в чеченском селе Дуба-Юрт, а их мать «уехала, жизнью детей не интересуется, не приезжает и не общается». Это подтвердили сотрудники органов опеки и попечительства, а также соседи, имена которых в решении не указаны.

По мнению адвоката Татьяны Бренник, которая представляет интересы Марковой, показания опеки в этом деле — заведомо ложные. В Чечне Ольга не была ни разу.

"Как они могут утверждать, что мать оставила детей в регионе, если она никогда туда не приезжала", — отмечает защитник.

Маркова собирается подать апелляцию. Пока добилась только восстановления сроков на обжалование. Однако бывший супруг это решение хочет отменить. «Если суд отклонит жалобу Магомадова, будет маленькая победа: хотя бы юридически дети обретут мать», — поясняет адвокат. Живут как в детдоме Дуба-Юрт — село в 30 километрах от Грозного. Ясин и Ильяс здесь живут и учатся в школе.

Новости о них Ольга получает от нескольких местных — они тайно выходят на связь.Бывшие родственники общаться не хотят. Отец детей на звонки и сообщения не отвечает, а его сестра Лиза, слыша голос Марковой, бросает трубку. Связаться с семьей и самим Магомадовым РИА Новости тоже не удалось. Однажды внуков проведала мать Ольги: приехала в село инкогнито, во всем черном, как одеваются местные женщины.

"Живут в доме без удобств, — рассказывает Маркова. — Туалет на улице, вода из крана течет прямо на пол. Взрослых — никого. Там еще двое детей Магомадова от второго брака, после развода их тоже забрал себе. У мамы было ощущение, будто она в приюте".

Тогда Ольге удалось немного поговорить с сыновьями по видеосвязи. Ильяс улыбался, хотя было понятно, что он совсем ее не помнит. Ясин смотрел с обидой. Мальчик выглядел болезненным, с заметными нервными тиками.

"При этом старший сын не сводил с меня взгляда, запоминал каждое слово. Я тысячу раз сказала, что люблю их и никогда не бросала", — вспоминает мать.

На запрос РИА Новости об условиях жизни несовершеннолетних уполномоченный по правам ребенка в Чеченской Республике Хамзат Хирахматов не ответил.

В феврале 2020-го Ольга узнала, что Магомадов уехал из Чечни. Дети при этом остались в Дуба-Юрте. Официальным опекуном Ильяса и Ясина назначили их тетю Лизу.

"Магомадов — интересная фигура, — говорит адвокат Татьяна Бренник. — Он гражданин России, но в свое время заявил, что на родине ему опасно. Признан беженцем, при этом регулярно возвращается домой. Свозит сюда всех детей, оставляет на попечение родственников и получает пособия как отец-одиночка. Однако выданный Австрией статус сохраняет".

«Я за них билась»© Фото : из личного архива Ольги МарковойОльга МарковаОльга по-прежнему живет и работает в Европе. Вышла замуж во второй раз, родила третьего сына. Не оставляет попытки вернуть старших детей, хотя и допускает, что это ни к чему не приведет.

"Хочу, чтобы мальчики, когда начнут меня искать, знали: я за них билась", — поясняет она.

Отправиться в Дуба-Юрт и требовать встречи с сыновьями она не может. С одной стороны, боится непредсказуемого поведения бывшего супруга или его близких. С другой — без родительских прав официально она детям никто.

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *